ПИСЬМА СЕМЬДЕСЯТ ПЯТОЕ И СЕМЬДЕСЯТ ШЕСТОЕ

Нравиться
(0 голосов)
ПИСЬМА СЕМЬДЕСЯТ ПЯТОЕ И СЕМЬДЕСЯТ ШЕСТОЕ

ПИСЬМО СЕМЬДЕСЯТ ПЯТОЕ

17/сафара/1330

1. Мать правоверных не поддаётся чувствам.

2. Умственного подтверждения и отрицания не существует.

3. О противоречии утверждению матери правоверных.

  1. Твои слова о ясном хадисе матери правоверных об отсутствии завещания основываются на двух вещах:

Во-первых, её неприязнь к Имаму – согласно твоему мнению – принудила её отрицать наличие завещания.

Как явствует из её биографии, она не поддавалась чувствам при передаче хадисов со слов Пророка Аллаха (Да благословит Аллах его и род его!) и не принимала во внимание свою личную любовь или вражду. Поэтому нельзя обвинить её в неправильной передаче слов Пророка Аллаха (Да благословит Аллах его и род его!) независимо от того, о ком эти слова сказаны: о приятном или неприятном ей человеке. Не может быть, чтобы ею овладели душевные вожделения, и она привела ложный хадис, приписав его Пророку (Да благословит Аллах его и род его!) и отдав предпочтение своим личным желаниям, а не истине.

  1. Во-вторых, ум сам по себе – как ты это утверждаешь – не может подтвердить этот хадис, ибо Пророк (Да благословит Аллах его и род его!) не мог уйти и оставить религию Всевышнего Аллаха, находившуюся в стадии роста, а также рабов Аллаха, недавно примкнувших к этой религии, без наследника, которому мог бы поручить все дела.

Однако в ответ следует сказать, что поводом для подобного рода суждения является то, что мы признаём умственное подтверждение и отрицание (т.е. признаём, что ум постигает хорошее и плохое), в то время как сунниты не признают этого. С их точки зрения, ум не может судить о плохом и хорошем и никоим образом не выносит суждения по поводу плохих и хороших дел. Таким образом, ум не отличает хорошего от плохого в мире, чтобы рассуждать, хорошо или плохо оставлять умму и религию Аллаха. Единственным определителем хороших и плохих деяний является шариат. Иначе говоря, хорошо то, что признано хорошим шариатом, и плохо то, что признано им плохим. Уму в этих делах абсолютно нельзя доверять.

  1. В ответ на твоё утверждение в конце семьдесят четвёртого письма о том, что хадис матери правоверных, где сказано, что Пророк (Да благословит Аллах его и род его!) перед смертью опирался на её грудь, является неверным, я скажу, что не знаю ни одного хадиса суннитских писателей, который противоречил бы этому хадису. Если ты знаешь, поделись со мной.

С

ПИСЬМО СЕМЬДЕСЯТ ШЕСТОЕ

19/сафара/1330

1. Она поддавалась чувствам.

2. Доказательство умственного признания и отрицания.

3. Достоверные хадисы, противоречащие утверждению матери правоверных.

4. Хадис Умм Салямы приоритетнее хадиса Аиши.

  1. В ответ на первую проблему ты напомнил, что в истории жизни матери правоверных говорится, что она не поддавалась чувствам и при передаче хадисов не принимала во внимание свои личные отношения. Я прошу тебя освободиться от пут подражания и эмоций и в иной раз изучить её биографию, её отношение к тем, кого она любила, и тем, кого ненавидела, при условии, что это изучение будет тщательным и беспристрастным. Тогда ты поймёшь, что чувства очень ярко проявляются в её жизни. Не забудь, в частности, о её словах и поведении в отношении Усмана[1] и её тайном и явном отношении к Али, Фатиме, Хасану и Хусейну (Мир им!), а также к другим жёнам Пророка (Да благословит Аллах его и род его!) и даже самому Пророку Аллаха (Да благословит Аллах его и род его!). Тогда ты явственно увидишь чувства и эмоции.

В качестве примера достаточно вспомнить о том, как Аиша подтвердила ложное обвинение, выдвинутое против Марии и её сына Ибрахима, пока, наконец, Аллах открытым образом не опроверг это обвинение посредством Повелителя Правоверных (Мир ему!).[2] В Коране об этом сказано: «Аллах отверг тех, кто стал поклоняться другим богам. Они сгорели и не добились блага». В этом событии ясно видно, что Аиша действует под воздействием своих чувств.

Если ещё больше хочешь узнать о том, как она повинуется своим чувствам, вспомни её слова, сказанные Пророку Аллаха (Да благословит Аллах его и род его!): «Я ощущают от тебя запах магафира»,[3] чтобы таким образом помешать ему есть мёд в доме матери правоверных Зейнаб.

Как мы можем принять от неё хадис об отрицании завещания об Али (Мир ему!), когда такой ничтожный повод побуждает её приписывать Пророку Аллаха (Да благословит Аллах его и род его!) всякую несуразицу?

Вспомни о том, как она поддалась чувствам на свадьбе дочери На'мана Асмы. В ночь её свадьбы с Пророком (Да благословит Аллах его и род его!) она сказала ей, что Пророк (Да благословит Аллах его и род его!) очень любит женщину, которая, придя к нему, скажет «Ищу от тебя спасения у Аллаха».[4] Так она хотела вызвать ненависть Пророка (Да благословит Аллах его и род его!) к этой правоверной женщине и умалить её значение в глазах его светлости. Кажется, мать правоверных считала дозволенным приписывать подобное мнение Пророку Аллаха (Да благословит Аллах его и род его!), чтобы добиться своей цели, пусть даже ничтожной или недозволенной.

Мы также знаем, что однажды Пророк Аллаха (Да благословит Аллах его и род его!) поручил ей следить за одной женщиной и сообщать ему о ней, однако Аиша, отдав предпочтение своим желаниям, сообщала Пророку (Да благословит Аллах его и род его!) не то, что видела.[5]

А однажды Пророк Аллаха (Да благословит Аллах его и род его!) пожаловался на неё её отцу. Побуждаемая своими чувствами, она воскликнула, обращаясь к Пророку (Да благословит Аллах его и род его!): «Будь справедливым!»[6] Её отец дал ей такую пощёчину, что на её губах выступила кровь.

А однажды, находясь у Пророка Аллаха (Да благословит Аллах его и род его!) и, будучи разгневанной, она воскликнула: «Это ты то думаешь, что являешься Пророком Аллаха?»[7]

  1. В ответ на второе замечание ты сказал, что сунниты не признают признание умом хорошего и плохого, но не привёл разъяснений по этому поводу. Однако я считаю, что это утверждение похоже на утверждение суфистов, отрицающих явное. Есть некоторые дела, которые мы считаем хорошими и которые одобряем (независимо от того, сказано о них в шариате или нет). Причина тому заключается в природных качествах самих этих дел.

Например, добро и справедливость хороши сами по себе, и мы по совести чувствуем это. Есть некоторые дела, которые мы считаем плохими ввиду их природной сути. Например, зло и жестокость плохи по своей сути, и умный человек естественным образом чувствует это. Это мнение не уступает по своей убеждённости мнению о том, что дважды два – четыре. Мы естественным образом чувствуем разницу между тем, кто постоянно относится к нам с добром, и тем, кто постоянно делает зло, потому что ум независимым образом постигает благо первого дела и необходимость хвалы и вознаграждения за него, и худо второго дела, заслуживающего порицания. Сомневающийся в этом ведёт борьбу со своим умом. Если бы эти дела были хороши или плохи с точки зрения шариата, их не признавали бы такие отрицатели религий, как манихейцы и мидийцы. Однако мы видим, что, хотя они и не признают религии, но всё же признают, что справедливость является хорошим делом, достойным похвалы и награды, а жестокость и насилие – плохое дело, достойное порицания и наказания. В этом деле они руководствуются лишь умом.

Так что позабудь о словах тех, кто борется со своим умом и своей совестью и отрицает то, что все постигают умом. Подобные люди судят вопреки своей истинной натуре, ибо Аллах сотворил людей постигающими некоторые истины своим умом, подобно тому, как дал им природную способность ощущать вещи своими чувствами. Люди сотворены таким образом, что могут постигать своим умом добро справедливости и зло насилия столь же просто, как ощущать сладость мёда и горечь колоквинта, чувствовать приятный запах мускуса и вонь мертвечины, нежность мягких и грубость жёстких вещей, а также отличить хорошую панораму от плохой или приятные звуки свирели от рёва осла. Это природные чувства, заложенные Аллахом в людях. В творениях Аллаха нет изменений. Это неизменимые предписания, однако, большинство людей не ведает об этом.

Некоторые люди преувеличили свою веру в шариат и подчинение его законам, отрицая суждение ума, и заявили, что единственным предписанием является шариат. Однако они не обратили внимания на то, что этим делом сожгли все мосты за собой, ибо ссылка на компетентность шариата доводами шариата создаёт круг и не может быть аргументом. Если бы не ум, никто из людей не поклонялся бы Аллаху, ни один человек не знал бы о Нём. Разъяснения по этому вопросу приведены в книгах наших учёных.

  1. Однако утверждение матери правоверных о том, что Пророк (Да благословит Аллах его и род его!) ушёл из мира, склоня голову на её грудь, противоречит многочисленным достоверным хадисам непорочных Имамов (Мир им!). Однако в числе других источников можно указать на следующий хадис Ибн Саада[8] со слов Али (Мир ему!): «Пророк (Да благословит Аллах его и род его!), будучи больным, приказал позвать к нему его брата. Я пришёл к нему. Он приказал мне подойти поближе. Его светлость прислонился ко мне, поговорил со мной. На меня даже пролилось немного его слюны. Затем он скончался».

Абу Наим также в книге «Халият Аль-Аулия», Абу Ахмад Фарзи и некоторые авторы книг «Санан» рассказали в своих произведениях со слов Али (Мир ему!), что Пророк (Да благословит Аллах его и род его!) перед смертью открыл перед ним тысячу дверей науки, из каждой из которых открывалась ещё тысяча дверей.[9]

Умар ибн Хаттаб, которого спрашивали о подробностях кончины Пророка (Да благословит Аллах его и род его!), отвечал: «Спросите Али. Он занимался этим делом».

Джабир ибн Абдулла Ансари рассказывал, что Кааб Аль-Ахбар спросил Умара: «Каковы были последние слова Пророка?» Умар ответил: «Спроси у Али». Кааб Аль-Ахбар спросил у Али (Мир ему!). Его светлость ответил: «Пророк (Да благословит Аллах его и род его!) опирался на мою грудь и положил голову мне на плечо. Он сказал: «Намаз, намаз». Кааб сказал: «Правильно. Это последнее наставление Пророка (Да благословит Аллах его и род его!). Именно для этого и посылаются Пророки». Затем Кааб спросил Умара: «Кто обмыл его тело?» Умар ответил: «Спроси у Али». Кааб обратился к Али (Мир ему!) с этим вопросом. Он ответил: «Я обмыл его тело».[10]

Ибн Аббаса спросили: «Ты видел, на кого опирался Пророк Аллаха (Да благословит Аллах его и род его!) перед смертью?» Тот ответил: «Да. Он опирался на грудь Али». Ему сказали: «Урват со слов Аиши рассказал, что Пророк (Да благословит Аллах его и род его!) ушёл из мира, опираясь на её грудь». Ибн Аббас ответил: «Нет. Разве твой ум может поверить в это? Клянусь Аллахом, Пророк Аллаха (Да благословит Аллах его и род его!) ушёл из мира, опираясь на Али. Именно он обмыл его тело».[11]

Ибн Саад также со слов Имама Али ибн Хусейна Зейн Аль-Абидина (Мир ему!) рассказал: «Голова Пророка (Да благословит Аллах его и род его!) находилась на коленях Али (Мир ему!), когда он ушёл из мира».

Существует множество преданий со слов других непорочных Имамов (Мир им!) на эту тему. Кроме того, это признают и те, которые не считают их Имамами. Даже Ибн Саад со слов Шааби рассказал, что Пророк (Да благословит Аллах его и род его!) умер в объятиях Али (Мир ему!), и он обмыл его тело.

Сам Повелитель Правоверных (Мир ему!) говорил об этом в своих проповедях в присутствии всех людей. Достаточно взглянуть на следующую его проповедь:[12]

«Сподвижники и друзья Мухаммада (Да благословит Аллах его и род его!), являющиеся хранителями его тайн, прекрасно знают, что я ни на миг не восстал против предписаний Аллаха и Пророка (Да благословит Аллах его и род его!). Рискуя своей жизнью, я находился рядом с его светлостью на аренах сражений, откуда со страхом бежали храбрецы. Эту смелость дал мне Аллах.

Пророк Аллаха (Да благословит Аллах его и род его!) скончался, склонив свою голову на мою грудь. Его дух проник в мою руку, и я провёл ей по своему лицу. Я обмыл его тело, а ангелы помогали мне в этом. Казалось, что стены его дома издавали громкие стоны. Некоторые ангелы спустились на землю, а некоторые унеслись в небеса. Я не переставал слышать их тихий голос, которым они читали намаз над его светлостью, до тех пор, пока не похоронил его. Кто же был более близок к нему при его жизни и во время кончины, чем я?»

В другой речи, произнесённой им при похоронах Фатимы (Мир ей!), он сказал:

«О, Пророк Аллаха! Приветствую тебя от своего имени и имени твоей дочери, которая быстро примкнула к тебе и сейчас находится с тобой! О, Пророк! Чаша моей скорби переполнилась от разлуки с твоей избранной непорочной дочерью, однако после твоей кончины любая беда кажется мне ничтожной. Я никогда не забуду, как своими руками уложил тебя в могилу. Перед смертью твоя голова лежала на моей груди. Тогда твоя душа вознеслась к небесам. Все мы от Аллаха и к Нему возвратимся».[13]

Согласно достоверному хадису, Умм Саляма сказала: «Клянусь Тем, в Кого веруют, что Али был ближе всех к Пророку Аллаха (Да благословит Аллах его и род его!). Однажды утром я навестила его светлость. Он постоянно спрашивал: «Али пришёл? Али пришёл?» Фатима (Мир ей!) сказала: «Кажется, Вы послали его с каким-то поручением». После того, как Али (Мир ему!) пришёл, мы вышли из дома, полагая, что у Пророка (Да благословит Аллах его и род его!) есть личное дело к Али (Мир ему!). Я была ближе всех к двери и видела, что он постоянно что-то шепчет ему. В тот же день Пророк (Да благословит Аллах его и род его!) скончался. Таким образом, Али (Мир ему!) был ближе всех к Пророку (Да благословит Аллах его и род его!) и слышал завещание и наставления его светлости».[14]

От Убайдуллы ибн Амра дошёл хадис о том, что Пророк (Да благословит Аллах его и род его!), будучи больным, приказал: «Позовите моего брата!» Пришёл Абу Бакр. Порок (Да благословит Аллах его и род его!) отвернулся от него и вновь приказал позвать его брата. Пришёл Усман. Пророк (Да благословит Аллах его и род его!) отвернулся и от него. Тогда позвали Али (Мир ему!). Пророк (Да благословит Аллах его и род его!) подозвал его поближе, и, набросив на него покрывало, которым был укрыт сам, обнял его. Когда Али (Мир ему!) отошёл от Пророка (Да благословит Аллах его и род его!), его спросили: «Что он сказал тебе?» Он ответил:

«Он открыл предо мной тысячу дверей науки, из каждой из которых открывается ещё тысяча».[15]

Ты знаешь, что всё сказанное подходит к Пророку (Да благословит Аллах его и род его!), однако сказанное Аишей подходит тем, кто любит женщин. Кстати, если пастух перед смертью склонит свою голову к плечу или на колени своей жены и не сделает завещания касательно своего стада, разве его не сочтут невнимательным человеком?

Господи! Прости мать правоверных! Хотя бы, лишая Али (Мир ему!) этого превосходства, она приписала его своему отцу, ибо это подходило к Пророку (Да благословит Аллах его и род его!) больше, нежели её утверждение. Однако её отец был в тот день одним из тех, кому Пророк Аллаха (Да благословит Аллах его и род его!) самолично приказал примкнуть к войску Уссамата, сражавшегося в то время в Джарафе.

Так или иначе, утверждение о том, что Пророк Аллаха (Да благословит Аллах его и род его!) перед смертью положил свою голову на колени Аиши, не сделано никем, кроме неё. Однако повествование о том, что его светлость скончался на груди Али (Мир ему!), приведено Али (Мир ему!), Ибн Аббасом, Умм Салямой, Абдуллой ибн Амром, Шааби, Али ибн Хусейном (Мир ему!) и другими Имамами (Мир им!). Поэтому это утверждение является более достоверным и достойным Пророка Аллаха (Да благословит Аллах его и род его!).

  1. Если принять во внимание лишь противоречие хадиса Аиши хадису Умм Салямы, этого достаточно для того, чтобы отдать предпочтение хадису Умм Салямы по многим другим причинам.

Ш

 

 

[1]. См. стр. 77 второго тома комментариев к «Нахдж Аль-Балага» Ибн Абиль Хадида, а также стр. 457 и 497 того же тома, где явственно отражается её отношение к Усману, Али и Фатиме (Мир им!) и проявляются её личные чувства.

[2]. Желающий узнать о подробностях этой печальной истории может обратиться к истории жизни Марии, приведённой на странице 39, четвёртой части книги «Мустадрак» Хакима или книге «Тальхис» Захаби.

[3]. Об этом упомянул Бухари в комментариях к суре «Запрещение» на странице 136, третьей части книги «Сахих». Смотри и удивляйся! Там ты найдёшь несколько хадисов со слов Умара, в которых сказано, что двумя женщинами, восставшими против Пророка Аллаха (Да благословит Аллах его и род его!), были Аиша и Хафаса. Там же приведен длинный хадис, а также другие хадисы на эту тему.

[4]. Хаким рассказал об этом случае в биографии Асмы на странице 37, четвёртой части книги «Мустадрак», а Ибн Саад – в её биографии на сто четвёртой странице восьмой части «Табакат».

Это событие является весьма известным, раз оно упомянуто в биографии Асмы в книге «Истиаб Валь-Исабат» Ибн Джарира и книгах других писателей.

[5]. Подробности этого события приведены в книгах суннитских повествователей, в том числе на странице 294, шестой части «Канз Аль-Уммаль» или сто пятнадцатой странице, восьмой части книги «Табакат» Ибн Саада, где он описывает биографию Шараф, дочери Халифа.

[6]. Рассказ об этом событии упомянут авторами книг «Санан» и «Маснад». См. хадис 1020 на странице 116, седьмой части «Канз Аль-Уммаль». Газали также привёл его на странице 35, второй части «Ихия Аль-Улюм» и странице 238, девяносто четвёртой главы книги «Макашифат Аль-Кулюб».

[7]. Газали упомянул об этом в двух вышеуказанных книгах.

Существует множество подобных случаев, но всех их не упомянешь в этом письме. Достаточно и сказанного.

[8]. Хадис приведён на странице 51 второй части книги «Табакат». Это хадис 1107, указанный на странице 55, четвёртой части «Канз Аль-Уммаль».

[9]. Это хадис 6009, стр. 392 шестой части «Канз Аль-Уммаль».

[10]. Ибн Саад упомянул этот хадис на странице 51, второй части своей книги «Табакат». Это хадис номер 1106, приведённый на странице 55, четвёртой части «Канз Аль-Уммаль».

[11]. Ибн Саад привёл этот хадис на той же странице. Это хадис 1108, указанный на странице 44 четвёртой части книги «Канз Аль-Уммаль11.

[12]. Проповедь 197 «Нахдж Аль-Балага», второй том.

[13]. «Нахдж Аль-Балага», том второй, слово 202, издательство «Хадаф».

[14]. Хаким привёл этот хадис на странице 139, третьей части книги «Мустадрак» и отметил, что источник хадиса достоверен, однако сам он не отмечен Бухари и Муслимом. Захаби также упомянул его в книге «Тальхис» и признал его достоверность. Ибн Аби Шейба рассказал этот хадис в книге «Санан». Это хадис 96, упомянутый на странице 400 шестой части «Канз Аль-Уммаль».

[15]. Этот хадис приведён Абу Наимом в книге «Халия» и Абу Ахмадом Фарзи в книге «Нусха». Хадис также упомянут на странице 392, шестой части «Канз Аль-Уммаль». Табарани в своей книге «Кабир» рассказал, что во время сражения Таиф, тайная беседа Пророка (Да благословит Аллах его и род его!) с Али (Мир ему!) стала продолжительной. Абу Бакр спросил причину этого. Пророк (Да благословит Аллах его и род его!) ответил: «С ним разговаривал не я, а Всевышний Аллах». Это хадис 6075, приведённый на странице 399, шестой части «Канз Аль-Уммаль». Пророк (Да благословит Аллах его и род его!) неоднократно тайно беседовал с Али (Мир ему!) с глазу на глаз. Однажды, когда они разговаривали, вошла Аиша. Обратившись к Али (Мир ему!), она сказала: «Из девяти дней я имею право на один. Ты не оставишь его даже в этот день?» Пророк Аллаха (Да благословит Аллах его и род его!) бросил на неё гневный взгляд. См. стр. 78, второго тома комментариев к «Нахдж Аль-Балага» Ибн Абиль Хадида.

Прочитано 127 раз

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить